Колыма + Чернобыль = День России

12 Июн
5

Ветер истории доказал, что так называемые репрессии
ничем важным по настоящему не являлись, потому что
это никому не интересно… вот и всё [Жуков]

Ещё несколько месяцев назад мне настоятельно насоветовали посмотреть фильм «Колыма — родина нашего страха» отснятый Юрием Дудем. Фильм я посмотрел, и не могу сказать, что был в восторге, но принял его. Принял его, как взгляд человека, родившегося на закате СССР (хотя и чуток моложе меня). Потом были разговоры, в которых «всплывал» этот фильм. Были советы посмотреть тот или иной обзор фильма, и даже потом может быть написать заметку то ли о фильме, то ли об обзорах. После просмотра нескольких обзоров на фильм Дудя я засел что-нибудь написать. И даже в эпиграф я вынес слова одного из авторов обзора на фильм.



В своей заметке я принялся «воевать» с неправдой. Например, сторонники «старого доброго совка» (и, следовательно, хулители фильма) утверждали, что мол «Дальстрой» не был напрасно, а был нужен для оплаты поставок вооружений и прочего в 40-е годы по закону о ленд-лизе — «за всё платили золотом». Тем, у кого в библиотеке есть книги по теме, очевидно, что такое утверждение ложь! Если не слишком вдаваться в детали (но упомянуть необходимые документы), следует заметить, что спорами об «урегулировании» вопроса по оплате ленд-лиза правительства занимались до 1 июня 1990 года (дата, до которой ленд-лиз оплачен не был), когда появилось «Соглашение между Правительством СССР и Правительством Соединённых Штатов Америки об урегулировании ленд-лиза, взаимной помощи и претензии от 18 октября 1978 года». Любой может проверить (всё это официальные межправительственные акты), что речь о «сумме 674000000 долларов США, предусмотренный к оплате по ленд-лизу». То есть 674 миллиона долларов — за, приблизительно, (округлю в меньшую сторону) 10 миллиардов долларов ленд-лиза!

И как я ни старался выстукивать слова для заметки, все эти оправдательные опусы о необходимости золота для оплаты ленд-лиза (а, следовательно — и Колыма оправдана и оправданы «никому не интересные» репрессии) рушились ссылками на два, три правительственных письма. И писать сразу становилось скучно. Я бы не осилил эту заметку, так как спорить с «ветром истории» ни столько не интересно, сколько бесполезно, если бы не ещё один фильм, после которого я затёр кое-что из уже написанного, и додумав, дописав, закончил заметку.

Перед тем как написать о «ещё одном фильме» я выборочно в пару-тройку абзацев упакую то, что я писал, просмотрев множество обзоров фильма «Колыма — родина нашего страха». Львиную долю я удалил, но кое-что не стираю: Во-первых, Юрий Дудь ничего нового, неизвестного не показал (возможно, кроме мнений интервьюируемых героев фильма). Во-вторых, о ленд-лизе — читайте документы: оплата случилась спустя полвека, и совсем не золотом. Третье: момент, с которым можно столкнуться до сих пор (как оказалось): враги были! Это такая норма восприятия! Пока я писал эти строки, мой взгляд скользнул в сторону книжного шкафа, и я прочитал заголовок на корешке: «1937. Заговор был!». Не хочу рекламировать какую-либо книгу, так как дело не в конкретной книге, но автор обозначенного труда приходит к выводу: «глубинной предпосылкой массовых репрессий 1936-1938 гг. было противоречие, возникшее из социалистической модернизации…» По-простому: враги были!, а, следовательно, и причина репрессий объективно есть! Так автор воспринимает мир! Это скорее классическая позиция — «Все сидели за конкретную вину». Есть несколько шутовской современный вариант этой позиции. Например, в «разборе Гоблина и Жукова», помимо довольно долгого паясничества, по типу: «а кто это такой» или «не может быть интервьюера с такой фамилией» высказана «суровая критика» фильма. (К слову, один мой знакомый не сразу вспомнил, кто такой «Гоблин», а Жукова он вовсе не знал — речь не об известности вообще, а всего лишь об известности в некой референтной группе, кто подписан на тот канал). Под конец беседа пришла к двум утверждениям: «я ничего не боялся», и «ты знаешь хоть одного человека, который сел по политический статье?» Я, бывающий в архивах, изучающий архивные дела мог бы парировать, что знаю. Но думаю, что тут же меня бы осекли, мол, не всё я знаю. Но! вопрос-то именно тот, что не об этом речь! (как видится и не только у Дудя и его интервьюеров, но и в «ещё одном фильме» — о котором ниже).

Обзоров фильма «Колыма — родина нашего страха» я посмотрел несколько, и в основном они сводились к одним и тем же мыслям, так что «нынешнее сокращение» этой заметки не сократит число возражений. Шевченко о фильме Дудя говорит:
(https://www.youtube.com/watch?v=83I9wArFs1Y) да были ситуации когда «следователь, избивая говорит — нет, ты враг (8:33), ты шпион…, арестованные, считавшие себя советскими гражданами испытывали шок…, этот шок и есть главное в истории Колымы». «Да, конечно, и бессудные расправы, и пытки», и людоедство, упомянутое в фильме Дудя, «всё это правда, но почему это было?» — завершает вопросом эту часть своей критики Шевченко. Ответ должен быть ясен: враги были, вокруг враги! Далее Шевченко приводит «утешение»: «следователи которые пытали, были сами расстреляны», и снова задаёт тот же по сути вопрос, но с некоторой вариацией: «так откуда взялись эти следователи? Почему они появились? Почему они были расстреляны?» Задав это вопрос, к сожалению, Шевченко не ответил на него, а сообщил, что Колыма — это для оплаты ленд-лиза. Это ложный ответ на другой вопрос — лучше эту подтасовку не обозначить! Кстати, если бы этот вопрос он задал в выше обозначенной шутовской аудитории, то он получил бы ответ: «да, естественно органы НКВД занимались галимым беспределом, а когда без этого бывает, безусловно, были пытки…» Ответ был бы: «а когда без этого бывает?!» То есть, и этот ответ сводится ко взгляду на происходящее, при котором некоторое число людей вполне достойны всего, тогда происходящего! Иными словами — это допустимые методы к реальным врагам. Также замечу, чтобы не слыть огульным «поверхностным» зрителем, реплики: «для идиотов», «если вы дебилы», «для особо тупорылых»; иные детсадовские восклицания — пафосные и часто нелогичные — не рассматриваются, только оттого, что они не затрагивают сути. Суть проста: разбор этот сделан людьми, которые уверены, что и родственники, соседи и прочие соотечественники значительным числом являются врагами! Думаю, что и Шевченко несколько смутился бы, слушая «детсадовско-агрессивные излияния». Но и у него, враги были! Это давшие в займы (lend lease)! Такая позиция показалась неоправданно агрессивной Шевчуку, когда он беседовал с Шевченко (в помещённом ниже ролике).



Дальше у меня были ещё несколько абзацев, посвящённых «убеждённым советским критикам», но думаю, не стоит всё это публиковать, так как вся такая «критика» крутится вокруг одних и тех же «аргументов», а суть сводится к — врагам вокруг. Попадаются и другие «аргументы», которые стоит упомянуть: «я не видел ни одного цельного рассказа об этих страшных и велики временах». За словом «цельный» прячется нечто, что приведёт к оправданию мировоззрения, стоящего за словами: лес рубят — щепки летят. Предположу, что нет шанса дождаться такой цельности: когда рассказывают о лесе, через призму такого мировоззрения, щепки — несущественны, а как только замечают щепки — рушится такое мировоззрение. Зато понятно, после слов: «можно ли было по-другому освоить Колыму?», показывает, что приверженцы такого мировоззрения и сейчас спокойно готовы рассуждать о рубке леса и не слишком обращать внимание на щепки. Эти «щепки» закрыты констатацией: «положено столько жизней и столько сил для…». Всё оправдано! Нельзя было освоить Колыму по-другому — только этаким методом. Вот только вне фокуса вопрос: о том, что гибнущему при одном душегубе, и другой не будет страшен. Следовательно, почему предпочтение отдаётся захватчику, говорящему с тифлисским акцентом, против того, у кого акцент австрийский?! И уж, естественно, нельзя было никак иначе помочь великой стране, например, в ликвидации страшной аварии. Это я снова об «ещё одном фильме»! В общем, я бы так и не написал заметки о «родине наших страхов», если бы не посмотрел ещё один фильм: «Чернобыль»! В этом слове и родина, и страхи, и та суть, о которой мне не забыть слушая отзывы о нехорошем фильме Дудя.

Самопоименованного «агитатора и пропагандиста» Константина Сёмина, например, задело, что в фильме частенько пьют водку. Каждый, конечно замечает то, что его волнует, но всё же напомню: хронометраж сериала «Чернобыль» приблизительно 5 часов 40 минут, и зачем пропагандист в своём обзоре тратит около минуты на показ десятка сцен, в которых герои сериала пьют водку, не совсем ясно (это вероятно что-то личное: так реагировать на очевидные стереотипы). Ещё несостыковка: «Валерий Легасов не физик, а химик и летит в Чернобыль не для того, чтобы рассказывать Борису Щербине об устройстве реактора…»?! «В больницу не попасть? — так можно дать взятку, ведь советский человек именно такой». Не человек такой, а жизнь такая была, что даже для «бесплатной» поликлиничной медицины несли подарки — но разговор не об этом! Непонятно зачем так старательно к сюжету приплетается «истинная цель»: критика социализма. Думаю, не стоит обсуждать форму лопат, вероятность попадания ядерного топлива в грунтовые воды и реку Припять, уместность каких-либо плакатов с лозунгами. Конечно, «возмутительным» выглядит не только водка, но и ответ советского чиновника: мол, не знаю, будут ли помогать рабочим после ликвидации! Не мог истинный коммунист задаться вопросом о щепках и дать такой ответ! И уж совсем оскорбительным выглядит «появление» как бы «самой главной зловещей силы» — «чекистов», причём не просто «чекистов», а «именно той зловещей силы, которая правит Россией и сейчас». Это же клевета! Не чекисты правят страной сейчас?!

Ссылка на обзор Константина Сёмина:
https://www.youtube.com/watch?v=LTDEG1FvFEQ

Потом, за этими обвинениями следуют критические эпосы об обоснованности лжи. Буквально! Не лгали бы, была бы паника. Нельзя было говорить, что люди покидают свои жилища навсегда! Я уже отметил, что выше упомянутый «агитатор и пропагандист» отчего-то всюду в своём обзоре утверждает, что фильм агитирует против социализма. Усмотреть эту агитацию в фильме трудно, а вот от непонятно зачем приплетённой антикапиталистической агитации в обзоре не отмахнуться. И завершающая возмущённая фраза: «неважно, что было в реальности, важно, что было поставлено в театре». И резюме: «это не художественный вымысел, это идеологическое оружие, каковым является и сериал Чернобыль». Затем следует агитация за ядерную энергетику?! Итог: замалчивания не было! Был эксперимент, «трагический, но эксперимент»! Ну и конечно: были «Герои, которые легли грудью на амбразуру Чернобыля»! И легли на амбразуру Колымы. Только — увы! в СССР замалчивали сведения об авариях: никто не узнал о «Кыштымской катастрофе» в 1957 году, не было сведений и об аварии в Озёрске в том же году, не говорили о выбросах радиоактивных веществ на поверхность в 1965-1988 годы вследствие подземных ядерных взрывов. Никому ничего не рассказывали об аварии на Чернобыльской АС с радиоактивным выбросом в 1982 году. Не говорили и о Тоцких войсковых учениях 14 сентября 1954 года, когда 45000 военнослужащих «обучались» на полигоне, где провели взрыв реальной ядерной бомбы. (Как сейчас можно прочитать, в 1990-м году Японцы, посмотрев на показатели радиометров, не решились посещать полигон). И ещё, в 1975 году с таким реактором произошла почти… почти такая же авария. При опускании стержней резко возросла реактивность топлива (об этом есть несколько слов в фильме). После выяснилось, что наконечники стержней были из графита (но об этом мало говорили). Так что всех ленинградцев поздравляю, так как речь о Сосновоборской АС! Не говорили об этом, тоже, наверное, чтобы не было паники, да и иначе учения не провести и Колыму не освоить!!!

Резюмирую: нет никаких оснований утверждать, что где-либо критикуется «социализм». Ни Россия, ни СССР для этого не подходят! Для этого не подходит ни Китай, ни даже Северная Корея. Если бы кто-либо захотел критиковать социализм, то он вполне мог бы говорить о Швеции, например, имея в виду вопрос Владимира Бабурина Сергею Хрущёву: «Это правда или метафора?», что в эпизоде из фильма «Серые волки», где после слов Сергея Хрущёва отцу: «как же так, мы же строим счастливую жизнь?», правитель в ответ: «У нас социализм? Это в Швеции — социализм». Сергей Хрущев отвечает: «Это метафора, но близкая к реальности». Советский Союз не имел отношения даже к марксистскому социализму, Маркс не считал Россию готовой для социалистической революции. Социализм Советского Союза — это миф, появившейся, в том числе, в газетах того периода и в словах агитаторов и пропагандистов. СССР, как и прочие бандитские режимы, не подходит для критики социализма. Аин Ренд критиковала социализм в США, даже Джордж Оруэлл поместил своих героев в Англию и, критикуя АнгСоц, предупреждал об опасности скатывания в социализм. В СССР такой опасности не было, так же как её нет в Северной Корее. Но спору очевидно места нет. Спор возможен там, где есть одинаковые исходные данные: в таких вопросах — одинаковое мировоззрение — не уголовно-живодёрское!

Это конечно личный выбор, за что ратовать и какую утопию желать ближнему своему (тем более, если желаешь её себе). Но неужели просто нет никакого шанса честного рассмотрения. Неужели нужно игнорировать то, о чём речь в произведении просто, чтобы плюнуть в другое мнение. Хотя это вопрос риторический. Как может сторонник идеи «лес рубят, щепки летят», не осмеивать мнение щепки. Пусть осмеивали бы, так ведь снова лгут! Это как раз то, о чём написал Солженицын перечисляя «некоторые простейшие приёмы, которые сламывают волю и личность арестанта, не оставляя следов на его теле» — перечисляя методы следствия. Неужели непонятно, что это не о социализме, а о щепках. Какая разница виновен ли человек?! И если такое отношение к людям, то странными выглядят рассуждения критиков о не соответствии закону приведённых в фильме Дудя сведений об «осуждениях» по «знаменитому указу 7. 8». Соглашаясь с тем, что были «бессудные расправы, и пытки», рассуждая с невозмутимым лицом, что «некоторое количество умрёт в дороге на этапе» (ну щепки же), подмечается несоответствие: «за небольшую недостачу ни какой Колымы не было бы!» Причём здесь недостачи? И — причём водка в сериале? Неужели настолько можно впечататься в уголовно-живодёрскую логику, что не видеть, что речь о нежелании быть щепкой?! Допустим, мнение щепки смешно, но зачем лгать, что суть в наговоре на систему. Щепки вообще не хотят ничего наговаривать, они хотят, чтобы их оставили в покое?!

Я не говорю о правильности той или иной позиции, мой выбор, думаю, очевиден. Но мне непонятна ограниченность, следствием которой является замалчивание иной позиции, мол, совсем не понимаю, о чём ведёт речь оппонент, лучше поспорю, что «окна там были другие». Возможно, и выбор старшего лейтенанта Гоблина ходившего строем тоже очевиден. Но зачем эта придурь, что речь не о желании не ходить строем, и не о желании не слушать пропаганду о том, что случился «небольшой пожар на крыше», а что всё же жизнь принадлежит человеку, и ему стоит решать как ей распоряжаться, для чего власти должны не лгать. Не может быть не понятно, что существует позиция, что «плевать на Колыму, которую только так возможно было освоить, если цена этому чужие жизни», что высказывается мнение, что ядерные технологии не предмет «государственных тайн», что огласка в этих вопросах — нелишний шаг к безопасности. Что только после заявления о проектных упущениях произошла модернизация этого типа реакторов. Это или слабоумие, или пропагандийская ложь — утверждать, что и фильм, и сериал не об этом. Тут уже неважно, что «прототип одного из героев сериала генерал-майор Николай Тараканов, который командовал воинскими подразделениями на месте катастрофы в течение трех месяцев, также положительно оценил достоверность фильма». Хоть все умершие «в дороге на этапе» воскреснут и положительно оценят фильм «Колыма — родина нашего страха», людей с как бы коллективистским мировоззрением это не тронет. Спора то нет! Также как упомянутый пропагандист увидел где-то в фильме антисоциалистическую направленность. Есть непонимание (у меня), как можно ложь номенклатуры (которая устраивала свою выгоду за счёт чужих жизней) выдавать за социализм и за некое святое действие для спасения общества!? Как можно оправдывать систему, где цена человеческой жизни, даже не ноль, а… ветер истории?! Речь о системе, где от обычного человека не просто ничего не зависит «внешнее», а не зависит даже его собственная жизнь! Живодёрня!

Смотреть стоит оба фильма, хотя бы для того, чтобы попытаться увидеть, что враги не соседи, а — бандиты у власти. А Колыма… так и останется памятником социализма и для многих людей — родиной страха. Страха, непонятного коллективистам. Чернобыль останется саркофагом СССР.

5 thoughts on “Колыма + Чернобыль = День России”

  1. «Как можно оправдывать систему, где цена человеческой жизни, даже не ноль, а… ветер истории?!»
    Не является ли оправдание такой системы следствием того, что эти самые «щепки» зачастую рады быть всего-лишь «щепками», а не чем-то большим? Не эти ли самые «щепки» в разные периоды истории охотно отдавали свою свободу и жизнь в руки «маньяков на троне» или безмолвствовали, когда могли бы кричать о творящемся беззаконии? Некоторые из тех, кто в интервью Дудя рассказывал о своих репрессированных родственниках, некоторым образом даже оправдывали всё происходившее…

    1. Полагаю, что отчасти мысль верная, но проблема сложнее. Заметка основывается, в том числе на словах тех, кто говорит: «я ничего не боялся» и «ты знаешь хоть одного человека, который сел по политический статье?» или «враги были» и «иначе Колыму было не освоить». Интервьюеры Дудя – да, но не они сейчас ведут агитацию за совок, не они оправдывают систему, где цена человеческой жизни, даже не ноль. И мысль о ветре истории пришла не им в голову.

  2. Статья очень перенасыщена и трудно читается. Трудно читается МНОЮ. Я буду её перечитывать ещё не раз. Для меня, как для «щепки» тут не может быть нескольких мнений. Оба фильма вызвали боль. а любители «подискутировать» всегда вызывают у меня брезгливое недоумение.Почему они не обращаются к себе, почему они не видят СЕБЯ, бредущими по колымским дорогам…

      1. Вот, правильный вопрос! Я поняла, почему статья для меня «тяжеловата». Просто, я не объединяю для себя «Колыму» и «Чернобыль». Для меня это — разное. «Колыма» (хотя я родилась и выросла в Ленинграде) была всегда рядом со мной: в многочисленных «многозначительных» перешёптываниях окружающих, в судьбах людей, описанных полунамёками, в обрывании разговоров на определённые темы и т.д. А Чернобыль — табуирование совсем другого характера:»технического», я бы сказала. «Нет, и всё, нет таких событий».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Написать письмо Фёдору...